СтатьиОпубликовано Автор Small Cap

Сергей Васильев. МФК-РЕНЕССАНС. 1997-1998

Решили сделать серию статей Сергея Васильева. Оригинал статьи.

Читателям будет интересно погрузиться в 90-е и ощутить драйв того времени. Также будет полезно перенять опыт и узнать детали финансов того времени.


Первыми задачами, которыми я занялся в объединенном «МФК — Ренессансе», были раздел имущества МФК с Онэксимбанком и утверждение единого Бюджета на следующий 1998-ой год. Оба эти вопроса, казалось-бы простых и рутинных, открыли тогда для меня МНОГО НОВОГО!

Потанин с Йорданом, сделав публичное объявление об объединении двух структур в единый Банк «МФК-Ренессанс», выдвинули просто лозунг. И теперь этот лозунг нужно было как-то реализовать в жизнь. И тут вдруг выяснилось, что МФК совсем не просто отделить от Онэксимбанка. Выяснилось, что МФК и Онэксимбанк – сиамские близнецы! Мне, кажется, в тот момент и Прохоров и Потанин уже плохо представляли внутреннюю структуру собственной группы, они были где-то далеко и высоко, что бы вдаваться в эти подробности. А «подробности» были таковы, что переплетено было ВСЁ! У этих двух банков было единое казначейство, что полностью запутывало ситуацию, сколько у кого денег? Между Банками было много различных взаимных сделок. По одним МФК должен был Онэксиму, а по другим наоборот. Всё это было в разных сроках и сделано было под разные сделки. Там были и чисто «технические» временные кредиты от Онэксимбанка и крупные смысловые сделки, типа кредита от МФК, под залог акций Новолипецкого Металлургического комбината. И не просто пакета, а блокирующего! Всё было перемешано в одну кучу.

До этой сделки, два Банка МФК и Онэксимбанк жили, как единое целое, как две структуры одного организма. И никого особо не волновало, что скажем, все охранники, и все шофёры огромного Онэксимбанка жили на бюджете МФК. А нужно сказать, что охранников и шоферов в Онэксимбанке было много, ОЧЕНЬ МНОГО. По сути, большую часть своих расходов на содержание автопарка, зарплат водителей, а так же всей службы безопасности и всей охраны, Онэксимбанк перекладывал на бюджет МФК. В рамках единой структуры, было все равно из каких источников финансировать какие расходы. В рамках единой структуры это было оправдано, но теперь, после сделки с Ренессансом, всё это нужно было разделять и выделять. А никто в Онэксиме спешить с этим не хотел. Перевести весь «гараж с водителями» и всех охранников на бюджет Онэксима, это означало увеличить одномоментно расходы Онэксимбанка на огромные деньги. Никто этого не хотел и Онэксимбанк начал этот процесс … динамить. Но «динамить», в этой ситуации, означало – продолжать вешать эти расходы на бюджет МФК. А теперь это был уже совместный бюджет « МФК-Ренессанса». И начались многомесячные разговоры-переговоры, тяжбы и дрязги… Кто, кому должен? Что и сколько останется? И всё такое…

Стал устанавливать свои принципы и «Ренессанс». И тут выяснилось, что правила жизни, по которым привыкли работать, американец Йордан и новозеландец Дженнингс очень сильно отличаются от правил, по которым работали русские Потанин и Прохоров. Три вопроса, по которым эти ПРАВИЛА ЖИЗНИ кардинально отличались, были: автопарк, столовка и кадры.

Онэксимбанк и МФК, как и до этого у меня ТУБе, были типично «советские» учреждения. Здесь по статусу полагалось АВТО. Чем выше статус, тем престижнее авто. В советских учреждениях всё ограничивалось чёрной «Волгой». В Онэксимбанке и МФК все ТОПы любили AUDI, в крайнем случае, BMW или Mersedes. У начальников департаментов и отделов были DAEWOO разных марок. К каждому авто, естественно, полагался водитель, а у ТОПов и по два. Если есть штат водителей, то для них нужно помещение, где они все собираются, а кроме того нужен и гараж, где нужно ставить АВТО и ремонтировать. И, что б всё это учитывать и содержать, нужен ещё и штат бухгалтеров для учёта бензина, ремонта и прочего. В общем, расходы на автопарк, его содержание и учёт были внушительны. Автопарк Онэксимбанка и МФК к тому времени превышал 100 авто! Когда эти цифры увидели Йордан с Дженнингсом, у них округлились глаза. «Знаете сколько у нас автомобилей в Ренессансе? » — спросили они у меня. И тут же ответили: «ОДИН!». Это мой автомобиль, подтвердил Борис. Да и тот, я хочу снять с бюджета, возьму на свой личный, что б другим не повадно было. Первое ПРАВИЛО Ренессанса, которое реально поразило меня своей простотой и элегантностью, было: «Мы платим БОЛШУЮ ЗАРПЛАТУ, а каждый сам волен решать, куда её потратить!». Хочешь тратить на авто с водителем, ТРАТЬ. Хочешь BMW, покупай. Хочешь Ferrari, покупай. Правда, если зарплата и бонус тебе позволят. Нет никаких иерархий по маркам авто, все ездят на чём хотят. Нет никаких бухгалтерий по учёту и сопровождению. И действительно, я вдруг для себя обнаружил, что в Москве в то время можно было легко снять в аренду авто с водителем, практически любой марки. Водитель сам заботился об авто, сам следил за его заправкой и ремонтом. Если АВТО покупал ты сам, то нужно было просто найти водителя. Правда, водитель никуда не нанимался в штат, и ты ему должен был платить в конверте, но это уже были «детали», которые американца и новозеландца абсолютно не волновали. Как собственно, тогда они не волновали и нас. Это ПЕРВОЕ Правило, мне очень тогда понравилось! Странно было, что мы к нему ранее не пришли сами. Этому Правилу, нас научил «Ренессанс Капитал».

Второе Правило Ренессанса касалось СТОЛОВКИ. И у нас ранее в ТУБе, и в Онэксиме, и в МФК была своя корпоративная столовая. Много лет было принято, что обеды для сотрудников БЕСПЛАТНЫ. Это всё были, возможно, «советские» пережитки. Но все наши сотрудники к этому тогда привыкли и без этого и не знали, как жить ?! Ренессанс порезал ВСЕ РАСХОДЫ на столовку. Разом. Все. И опять был общий и единый принцип. Мы платим достаточно высокие зарплаты, что бы каждый сотрудник сам решал, где и чем питаться?! И действительно, к тому моменту в центре Москвы было уже достаточно кафе, довольно разнообразных по ценам и меню. В общем расходы и дотации на СТОЛОВКУ были тут же порезаны.

И ТРЕТЬЕ ПРАВИЛО касалось КАДРОВ. Кадрами в Ренессансе ведал Стивен Дженнингс. Стивен не любил общаться с людьми, да он и общаться с ними бы толком не смог, так как он просто НЕ ГОВОРИЛ ПО-РУССКИ. Стивен был один из тех людей, кому плохо даются языки, кроме родного. Родным его был АНГЛИЙСКИЙ. По-русски он говорил очень плохо. Он что-то понимал на слух, но не очень, и потому общаться с персоналом он не очень любил, а если общался, то через помощника. Понятно, что при таком общении, терялся контакт. Это понимали и сотрудники, и сам Стивен. И потому, такого общения с рядовым персоналом было мало. Стивен, конечно, общался со всеми руководителями, но те все говорили по-английски. А с рядовым персоналом, он почти не общался. И потому увольнять сотрудников Стивену было ЛЕГЧЕ ВСЕХ. Эта почётная обязанность, увольнять сотрудников, была всегда возложена на Стивена Дженнингса. Тут он был прост и бескомпромиссен. Его не интересовали какие-то истории, откуда человек пришёл, сколько он уже работает? Его не интересовали какие-то ли человеческие качества этого сотрудника. Стивен мыслил очень просто: сколько нам нужно персонала, что бы делать то-то и то-то? Сколько стоит этот персонал на рынке? «Я готов дать на 10 % больше рынка» — говорил он. Но если компания могла обойтись без какого-то сотрудника, он безжалостно вычёркивал его из списка. И отдел кадров уже работал, как машинка по увольнению. «Ренессанс» — был по настоящему «американский» инвестиционный Банк, агрессивный и чёткий в своём понимании интереса и прибыли. Бюджет Ренессанса был большой, но рациональный. Так не работали тогда наши Банки. Этому искусству все российские Банки ещё ТОЛЬКО УЧИЛИСЬ!

Продолжение

Этими двумя вопросами, разводом с Онэксимбанком и утрясанием бюджета и кадрового состава «МФК-Ренессанс» мы занимались с весь 1998-ой год вплоть до августа. Но дефолт поставил под вопрос саму сделку объединения МФК и Ренессанса, и слияния в результате так и не состоялось. Мы отделили МФК от Онэксимбанка, и МФК смог пережить ДЕФОЛТ и даже сохраниться. МФК мог бы стать после дефолта даже опорным Банком Группы Интеррос, но слишком уж много было в нём всякого.
Из Ренессанса сразу после дефолта 98-го ушёл весь его звёздный состав инвестбанкиров, Борис Йордан, Леонид Рожецкин, Антон Кудряшов, Ричард Дитц. Все разошлись, кто куда, делать свой самостоятельный бизнес. А на хозяйстве, отвечать за долги, остался один Стивен Дженнингс. Он, по-моему, единственный из той «звёздной» команды не был инвестбанкиром. Он был, скорее завхозом, начальником отдела кадров, полковым капелланом, но НЕ ИНВЕСТБАНКИРОМ.

‪#‎какэтобылоуменя‬

Добавить комментарий

Войти через: