СтатьиОпубликовано Автор Small Cap

Сергей Васильев. Сельские облигации. 1997

Решили сделать серию статей Сергея Васильева. Оригинал статьи.

Читателям будет интересно погрузиться в 90-е и ощутить драйв того времени. Также будет полезно перенять опыт и узнать детали финансов того времени. Если вам понравилось, пожалуйста напишите в комментариях.

Сельские облигации. 1997 г.

Мне позвонили из Минфина. Заместитель Министра Финансов, Ковалев сослался на его разговор с Потаниным (тогда, Вице Премьером) и попросил приехать в Минфин переговорить. Я был, естественно, взволнован. Уже около года я не ездил на Ильинку, не входил в эти большие дубовые, с большой латунной ручкой двери. В ТУБовское время я бывал тут регулярно. Всякий приезд туда был, скажу честно, волнителен. Минфин — это мекка для финансистов и банкиров. Всякий банкир тогда считал за счастье иметь какие-то дела с Минфином, что-то там обсуждать, о чём-то там с ними договариваться. Уже сам по себе разговор в Минфине — показатель твоего статуса, твоего местоположения в иерархии финансистов. В тот момент я не знал, о чём будет разговор и, конечно, меня волновало, что Потанин мог сказать обо мне Заместителю Министра Финансов?!

Нужно сказать, что до этого момента я с Потаниным ни разу ещё не виделся и вообще с ним не общался. Мы не были лично знакомы. Когда Прохоров позвал меня в МФК, Потанин в это время уже был Первым Вице-Премьером в Правительстве. По работе в Банке мы не успели пересечься.

Заместитель Министра Финансов, Василий Ковалев, отвечал за агропромышленный комплекс, он пришел в Минфин из Госдумы, а туда из какого-то региона. Чиновник он был молодой, по возрасту лет 40, щуплый на вид, Москвы еще толком не знал и к Минфину, Правительству и большому московскому бизнесу, как мне показалось, сам относился с пиететом и уважением. Когда мы встретились, он сразу же, без вступления перешёл к делу. «У нас в Минфине есть одна проблема — долги регионов» — начал он. Я встречался с Потаниным, и он мне сказал, что в Банке «МФК» есть парень, Васильев, спец и профи по всяким долгам, переговорите с ним, может что-то придумаете?! «Вот я Вас и пригласил» — сказал мне Василий Ковалев.

cennye-bumagi-akcii-i-obl

«А в чём проблема, уточните?» — спросил я. И Заместитель Министра Финансов поведал мне следующую историю. В прошлых 1995-96 годах Минфин выделили регионам для сельского хозяйства огромные кредиты. Все эти деньги были потрачены на закупку ГСМ (горюче-смазочных материалов), что бы регионы могли провести посевную, а затем уборочную. Они там всё посеяли, всё убрали, а вот кредиты в Минфин так никто и не вернули! В этом, 1997-ом, они опять придут за кредитами. А мы не хотим им давать, пока они не вернут старые, ведь денег у них нет. Замкнутый круг! Вот сидим ломаем голову, что можно сделать? «А какая общая сумма долгов и сколько регионов в должниках?» — уточнил я. «Общая сумма около 8 млрд рублей, огромные деньги, это около 1 млрд $!» — ответил он. В должниках почти все Областные Администрации, их около 60-ти.

«Давайте, мы их все СЕКЬЮРИТИЗИРУЕМ» — сходу предложил я. «То есть?» — переспросил он. СлОва этого не знал, но оно его и не испугало. И я начал прояснять. Пусть все эти регионы, в счёт своих долгов перед Минфином, рассчитаются какой-нибудь своей ценной бумагой, векселем, облигацией или какой-нибудь закладной. Т. е. сначала мы с вами превратим их долги в ценные бумаги, т.е. «секьюритизируем» их долги. А потом будете думать, что делать дальше. Может удастся даже продать их на рынке, и вы получите за них деньги. Но даже если продать не удастся, вы переоформите их в ценные бумаги. Это в любом случае лучше, чем просто долги Минфину. По этим старым долгам вам регионы платить уже не будут.

Эта общая ИДЕЯ ПРОЕКТА пришла в голову сразу, как только Ковалев обозначил мне задачу. Тут не понадобилось каких-то дней или недель, на её разработку и продумывание. Общая концепция стала ясна сразу, и я её сразу изложил Ковалеву. Он был достаточно образован в финансах, чтобы прочувствовать, что КОНЦЕПЦИЯ в общем то верна, но реализуема ли она? В тот момент ни он, ни я, этого понять не могли. Возможно ли заставить ШЕСТЬДЕСЯТ Областных Администраций выпустить какие-то ценные бумаги? Знают ли они вообще, что такое ценные бумаги, там в регионах? Если они их выпустят, рассчитаются ли они по своим долгам с Минфином? Что это будут за бумаги? Где их хранить? Как ими торговать и где? Кто их купит на рынке? Будет ли кому-то это интересно? В общем вопросов сразу возникла куча и Ковалев чуть поник. Слишком уж это всё выглядело трудновыполнимо. Сама ИДЕЯ, наверное, красива, но это только идея. Как такое можно реализовать? Возможно ли? С этими всеми вопросами мы и расстались. Я попросил одну неделю, чтобы разработать предложения и возможный ПЛАН действий.

4d711d78_resizedScaled_659to439

Когда я вышел из Минфина, я скорее НЕ ВЕРИЛ, чем верил. Такое вряд ли можно реализовать. Но тем не менее с этой идеей я сразу приехал в Банк, и мы собрались всей командой… писать ПЛАН. Сели писать сразу, и сразу в общем обсуждении стали складываться те пазлы, которых не хватало мне, в тот момент, когда эта идея только пришла в Минфине.

В эти пазлы входили: Депозитарий, именно в нём Минфин будет хранить эти бумаги. Сами бумаги должны быть — ОБЛИГАЦИИ! Это точно! Тут векселя не подойдут и вообще нужно заканчивать с ВЕКСЕЛЯМИ! Эта мысль пришла, как откровение! ВСЁ, МЫ ЗАКАНЧИВАЕМ С ВЕКСЕЛЯМИ, ТЕПЕРЬ ТОЛЬКО ОБЛИГАЦИИ! Когда эта мысль к нам пришла, а она пришла к нам всем одновременно, мы переглянулись! Это будет КРУТО! В тот момент на рынке торговались только один вид облигаций — ГКО (государственные краткосрочные облигации), других тогда на рынке не было ВООБЩЕ. Если мы их выпустим, то это будут ПЕРВЫЕ облигации после государственных. И это логично для рынка, что после федеральных облигаций, появятся СУБФЕДЕРАЛЬНЫЕ облигации! В общем… в этот момент мы уже почувствовали, что мы попали на жилу, что мы на правильном пути.

Дальше, следующим пазлом, легла БИРЖА. Если торговать облигациями, то и торговать ими нужно на Бирже. На той же самой, где торгуются и ГКО. В общем всё вроде бы складывалось, и единственным вопросом для нас оставалось понять, а где тут… МЫ? Мы то, что с этого заработаем? Сходу это не виделось, и мы продолжали ломать голову ещё несколько дней, пока окончательные пазлы не сложились в общую картинку…

Продолжение

Это был самый сложный и самый профессиональный проект, за который мы тогда взялись. Он был сложный и по задумке, и по количеству вовлеченных в него структур. В ПРОЕКТ были вовлечены Финансовые Управления 60-ти Субъектов Российской Федерации, от столичных, типа Московской Области, до далекого Агинско-Бурятского Автономного Округа. Была вовлечена Биржа ММВБ, это был для них в тот момент самый большой новый проект. Был вовлечён Минфин. Был вовлечён также весь рынок инвесторов, который пристально стал следить за проектом, продадим мы или нет весь этот объём бумаг? А ведь нужно было продать этих облигаций на 1 млрд $!

«Коммерсант», для красного словца обозвал их «сельскими облигациями»! Я обижался, звонил, их главному редактору. «Это — АГРОБОНДЫ, в крайнем случае… Облигации Субъектов Федерации» — пытался я их переучить. Но «Коммерсант» стоял на своём: «Мы будем называть их… СЕЛЬСКИМИ ОБЛИГАЦИЯМИ»!

‪#‎какэтобылоуменя‬

Добавить комментарий

Войти через: