СтатьиОпубликовано Автор Small Cap

Сергей Васильев. СИДАНКО. 1996-1997

Решили сделать серию статей Сергея Васильева. Оригинал статьи.

Читателям будет интересно погрузиться в 90-е и ощутить драйв того времени. Также будет полезно перенять опыт и узнать детали финансов того времени. Если вам понравилось, пожалуйста напишите в комментариях.

СИДАНКО. 1996-1997

Нефть тогда стоила 20$ за баррель. Нефтяная компания Сиданко выпускала много векселей. И мы не могли пройти мимо них. По ним можно было заработать ещё больше, чем по Лукойлу. Но Сиданко тогда была основной нефтяной компанией, которая входила в Группу Онэксимбанка и потому, если бы мы начали скупать эти векселя с рынка, то предъявлять нам пришлось бы их, собственно в Онэксимбанк. Мы не сразу это поняли, я ещё плохо разбирался в финансовых потоках внутри Онэксимбанка. И потому, именно эти векселя Сиданко окунули меня во всю внутреннюю кухню Группы Онэксимбанка и познакомили со всеми основными там действующими лицами…

Мы скупили какой-то объем этих векселей на рынке, с большим дисконтом, кажется около 40-50%, причем срок погашения по ним то ли уже наступил, то ли должен был наступить через неделю. И поехали предъявлять их в Сиданко. Так же, как и в Лукойле, так же, как и во всех подобных случаях, в других компаниях, чьи «товарные» векселя мы тогда скупали, первая реакция в Сиданко была — скандал! Это — «товарные» векселя, вы не имеете право требовать по ним деньги и т.д. и т.п., такими словами нас сразу встретили на пороге в Сиданко. Но разобравшись, что мы из МФК, они успокоились и сразу стали звонить в Кредитный Департамент Онэксимбанка, мол, угомоните свой Банк МФК, это ж ваш совместный Банк. Логика их была проста, если нам придётся платить по этим векселям, то за деньгами мы, Сиданко, пойдем в… Онэксимбанк.

Других денег и источников финансирования тогда у Сиданко, оказывается не было. Нужно помнить, что в тот год, при цене нефти в 20 $ за баррель, все нефтяные компании чувствовали себя не важно, многие были в долгах, особенно Сиданко. Получается, что платить по этим векселям пришлось бы из денег Онэксимбанка! А если к этому добавить, что и мы сами, Банк МФК, финансировались через общее казначейство с Онэксимбанком, то ситуация становилась совсем запутанной. В общем я поехал знакомиться с Начальником Кредитного Департамента Онэксимбанка — Юлей Басовой. Юля была молода и энергична. Почти сходу она стала на меня наезжать, мол, вы в МФК, и я лично слишком далеко зашли! Вы лезете куда вам не нужно! «Занимайтесь делом, а не спекуляциями» — первая фраза, которой встретила меня Юля Басова. Я переговорю с Прохоровым, я всё вам прикрою. Вы не только векселя Сиданко, но и вообще НИЧЕГО покупать не сможете! В общем, посыпался поток обвинений, который в конце тирады, вообще закончился фразой лично в мой адрес, что-то типа… «обанкротил ТУБ, теперь к нам». Я опешил. В тот момент, я не ожидал всего этого услышать и вообще не понимал, с чего весь этот нервный всплеск ?! И тем более такой переход на личности. Я ответил ей какой-то обидной фразой и сказал, что не намерен выслушивать этот бред. И если она, с чем-то не согласна, то мы все встретимся вместе на совместном КРЕДИТНОМ КОМИТЕ двух банков, МФК и ОНЭКСИМа, там всё и решим. Мы позыркали озлобленно друг на друга глазами и разошлись. Через неделю был назначен совместный Кредитный Комитет МФК и Онэксима.

В тот момент я ещё не знал, что и в МФК и в Онэксиме было много людей, кто, мягко говоря, недолюбливали Юлю Басову. Она не входила в «первый» круг людей, приближенных к Прохорову или Потанину, она не была ни их партнером. Но она была тот человек, кто ЛИЧНО служил Прохорову. Она могла в любой момент выйти на М.Д. и всё решить с ним и, наоборот, именно через Юлю Басову, Михаил Дмитриевич следил и контролировал все кредитные решения Банка. Обойти эту связку «Прохоров-Басова» было невозможно. Тогда, этого я ещё не знал. В каком-то смысле это был тогда основной нерв и причина многих интриг в Банке. Никто не мог провести «своё» кредитное решение, не пройдя связку «Басова-Прохоров» и наоборот, всё что хотел М.Д. решалось через Басову легко и быстро. Всего этого, я тогда не знал.

На этот Комитет мы пошли вместе с Осиняговым, Председателем Правления МФК, ему самому это было интересно, к тому ж у него самого уже был на Юлю зуб. В Комитет тогда входили ОСНОВНОЙ КОСТЯК команды ОНЭКСИМа, именно там я всех этих ребят и увидел, именно там мы и познакомились. Юля Басова раскритиковала нашу идею скупки векселей Сиданко и вообще подобных «товарных» векселей. Она предложила закрыть нам все лимиты. Потом дали слово мне. Странно слышать, что вы закрываете нам лимит на векселя Сиданко, когда одновременно тут же, вторым вопросом, выносите предложение дать новый кредит Сиданко от Онэксимбакна. Мы же вроде одна группа?! «Вы скупаете для спекуляций и хотите заработать на Сиданко 200-300 % годовых» — говорила Юля. А, мы, Онэксимбанк, должны затыкать дыры Сиданко и кредитовать их под 20 %, чтобы вы, МФК, зарабатывали под 200 %? Но если эти векселя не скупим мы, парировал я, то их скупят другие. Их уже начинают скупать структуры Менатепа и Росскреда.

Если не мы заработаем эти 200 %, то их заработают кто-то другие. Эти векселя уже на рынке и от этого уже не уйти. И Сиданко всё равно придется по ним заплатить, так уж лучше мы на этом заработаем. Сиданко не будет вам по ним платить, упорствовала Юля. «А если их предъявит Росскред, то Сиданко платить будет?» — спрашивал я. В общем шла наша с Юлей Басовой пикировка. Постепенно в эту дискуссию начали включаться и все остальные. Соглашаясь друг с другом, все приходили к одному ОСНОВНОМУ ВОПРОСУ, а как вообще дела у нефтяной компании СИДАНКО? Что у неё вообще с долгами, если её векселя продают по 50 %? Сколько кредитов уже выдано Онэксимбанком в Сиданко? И не обанкротится ли она? И что тогда вообще будет с Онэксимбанком. Все тогда согласились и озаботились, что положение в Сиданко тяжелое. И кроме Онэксимбанка никто им денег не даёт. И нужно бы Дмитрию Маслову, фин. директору Сиданко, запретить выпускать в таком объеме векселя, т. к. Онэксимбанк не контролирует их эмиссию и это всё может привести, не дай Бог, и к банкротству компании…

Продолжение

Результатом того кредитного комитета была ничья. Мы остановили скупку векселей Сиданко. Маслову было указано, вообще прекратить их выпуск. А все мы, и МФК и Онэксимбанк пошли искать новые деньги, чтобы и дальше кредитовать Сиданко.

Через год Потанин вернулся из Правительства в Банк и крупнейшая международная компания British Petroleum (BP) выкупила у Онэксимбанка 10 % акций Сиданко за 600 млн. $. Но финансовое состояние компании так и оставалось плачевное и через три года была начата процедура её банкротства. В результате основные активы Сиданко достались ЮКОСУ и ТНК. Сейчас это всё — активы Роснефти.

С Юлей Басовой мы так и не сдружились, и продолжали относиться к друг другу так же холодно. А традиция, назначать Начальниками Кредитного Департамента Онэксимбанка, а затем и Росбанка, женщин, кажется, так и осталась до сих пор…

‪#‎какэтобылоуменя‬

Добавить комментарий

Войти через: